» в начало

Джордж Гордон Байрон - Марино Фальеро, дож венецианский

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Марино Фальеро, дож венецианский
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Марино Фальеро, дож венецианский

    Мы больше не увидимся. Прощай!
    Лиони
    Ах так?! Антоньо, Педро! Дверь держите,
    Чтоб не ушел. Схватить его!
    Входят Антонио и другие вооруженные слуги и хватают
    Бертрама.
    Лиони
    Полегче,
    Не причинять вреда. Мой плащ и меч,
    Гондолу с четырьмя гребцами, живо!
    Мы поспешим к Джованни Градениго
    И вызовем Корнаро. Ты не бойся,
    Бертрам: в насилье этом и твое
    И общее спасенье.
    Бертрам
    Куда же
    Меня потащат?
    Лиони
    Прежде к Десяти,
    А после к дожу.
    Бертрам
    К дожу?
    Лиони
    Да, конечно:
    Ведь он - глава.
    Бертрам
    С зарей - возможно.
    Лиони
    Это
    Что значит? Но дознаемся!
    Бертрам Уверен?
    Лиони
    Да, если меры кротости помогут.
    А нет - ты знаешь трибунал "Десятки",
    И казематы в Санто Марко есть,
    И пытки.
    Бертрам
    Примени их до рассвета:
    Он близок. А еще грозить мне будешь -
    Так сам погибнешь медленною смертью,
    Что для меня замыслил.
    Возвращается Антонио.
    Антонио
    Все готово.
    Гондола ждет.
    Лиони
    За пленником следить.
    Еще, Бертрам, поговорим при встрече
    В Палаццо дожей с мудрым Градениго.

СЦЕНА ВТОРАЯ

    Дворец дожей. Комната дожа.
    Дож и его племянник Бертуччо Фальеро.
    Дож
    Все наши домочадцы налицо?
    Бертуччо
    Уже в строю и жадно ждут сигнала
    В палаццо нашем возле Санто-поло.
    Жду приказаний.
    Дож
    Было бы неплохо
    Еще созвать из моего поместья
    Валь-ди-Марино наших крепостных
    Побольше, но, пожалуй, слишком поздно.
    Бертуччо
    И к лучшему, мой дож: наплыв нежданный
    Вассалов наших вызвал бы тревогу
    И подозренья. И крестьяне наши
    Хоть и горячи и верны, но и грубы
    И склонны к ссорам; им не сохранить бы
    Той дисциплины тайной, что нужна,
    Покуда мы врага не сломим.
    Дож
    Верно;
    Но грянет лишь сигнал - как раз такие
    Нужны бы люди в нашем деле нам.
    У городских рабов своя предвзятость:
    Приязнь к одним и ненависть к другим
    Проявятся то яростью чрезмерной,
    То милосердьем пагубным. Крестьяне ж,
    Горячие мои вассалы, были б
    Вполне покорны графу своему,
    Его врагов никак не различая;
    Им безразличны Фоскари, Корнаро,
    Марчелло, Градениго: не привыкли
    Они дрожать, их слыша имена,
    Ни гнуть колен перед Сенатом. Воин
    В доспехе бранном - вот их сюзерен,
    А не фигура в мантии.
    Бертуччо
    Нас - хватит;
    А в ненависти всех бойцов к Сенату
    Ручаюсь вам.
    Дож
    Прекрасно. Жребий брошен.
    Но все же в настоящей битве, в поле,
    Моим крестьянам поручи меня;
    Они впускали солнце в тучу гуннов,
    Тогда как звук своих же труб победных
    Гнал бледных горожан дрожать в шатрах;
    Коль нет отпора, эти горожане
    Сплошь - львы, как на знаменах. Но в бою
    Серьезном ты, как я, весьма хотел бы
    Иметь в тылу железный строй крестьян.
    Бертуччо
    Дивлюсь, что вы, так думая, рискнули
    Ударить вдруг.
    Дож
    Удар такой и должно
    _Вдруг_ наносить иль никогда. Едва я
    Изгнал терзанья ложные и слабость,
    Томившие меня, хотя недолго,
    Приливом давних и изжитых чувств,
    Я поспешил с ударом, чтоб, во-первых,
    Вновь не поддаться им, а во-вторых.
    Не знал я, можно ль очень полагаться
    На верность и отвагу тех людей,
    Хоть верю Израэлю с Календаро:
    Вдруг кто-нибудь сегодня нам изменит,
    Как тысячи вчера Сенату? Если ж
    Они _начнут_, в руках согрев эфесы, -
    _Придется_ им себя спасать. Удар -
    И в каждом встанет Каин первородный,
    Чья воля, затаенная в душе,
    До времени обузданная, ринет
    Их всех, как волчью стаю. Кровь, блеснув,
    Толпе внушает жажду новой крови,
    Как первый кубок открывает пир.
    Когда _начнут_, поверь, труднее будет
    Их сдерживать, чем подстрекать. Покуда ж
    Любой пустяк, обмолвка, шорох, тень -
    Способны их поворотить обратно...
    Ночь на исходе?
    Бертуччо
    Близится рассвет.
    Дож
    Тогда пора уже в набат ударить?
    Все на местах?
    Бертуччо
    Теперь должны быть все.
    Но я им запретил звонить, покуда
    Я сам с приказом не приду от вас.
    Дож
    Так... Неужели ж никогда заря
    Не сгонит звезд - ишь разблистались в небе!
    Спокоен я и тверд; и то усилье,
    С которым я мое решенье принял
    Оздоровить Республику огнем,
    Теперь взбодрило дух мой. Трепетал я,
    Рыдал при мысли об ужасном долге;
    Но, прочь прогнав бесплодные волненья,
    Растущей буре я гляжу в лицо,
    Как рулевой с галеры адмиральской.
    Но (веришь ли?) мне напряженья больше
    Понадобилось, чем когда народы
    Свою судьбу читали в близкой битве,
    Где я фалангу вел и где на гибель
    Шли тысячи!.. Чтоб грязную, гнилую
    Кровь выпустить из жил ничтожной горстки
    Тиранов чванных - сделать то, чем добыл
    Бессмертие Тимолеон, - был нужен
    Закал потверже мне, чем посреди
    Опасностей и трудностей военных.
    Бертуччо
    Я счастлив, что былая мудрость ваша
    Смирила гнев, терзавший вас, покуда
    Вы не решились.
    Дож
    Так всегда бывало
    Со мной. Встает волнение при первом
    Мерцанье замысла, когда страстям
    Помехи нет в их власти; но настанет
    Час действовать - и я спокоен так же,
    Как мертвецы вокруг меня. И это
    Известно оскорбителям; они
    Рассчитывали на мое уменье
    Владеть собой, лишь первый сникнет взрыв.
    Они забыли, что порой не ярость,
    Не импульс, а холодное раздумье
    Из мести доблесть создает. Пускай
    Законы спят - не дремлет справедливость;
    И месть лица порою к _общей_ пользе
    Ведет, и в этом - оправданье мне...
    По-моему - светает; да? взгляни:
    Глаз юный зорче; утренняя свежесть
    Уже слышна, и, кажется мне, море
    Сереет сквозь решетку.
    Бертуччо
    Верно: утро
    Уже всплывает в небе.
    Дож
    Так ступай же.
    Пусть бьют в набат немедля, и при первом
    Ударе с Марка ко дворцу веди
    Все наши силы; здесь я с вами встречусь.
    И в тот же миг шестнадцать поведут
    Сюда свои отряды, каждый порознь:
    Но главный вход сам захвати: "Десятку"
    Я не могу доверить никому,
    А чернь патрицианская насытит
    Беспечные клинки подручных наших.
    Не позабудь наш лозунг: "Санто Марко!
    К оружью, люди! Генуэзцы вторглись!
    Марк и свобода!" А теперь - начнем!
    Бертуччо
    До встречи, дядя, в подлинном державстве
    И вольности или - нигде! Прощайте.
    Дож
    Нет, подойди, обнимемся, Бертуччо!
    Спеши: светает быстро; поскорее,
    Придя к бойцам, уведомь, как дела,
    Пришли гонца, а там - пусть буря грянет
    Набатом с башен Марка!
    Бертуччо Фальеро уходит.
    Дож
    (один)
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425