» в начало

Артур Конан Дойл - Сэр Найджел Лоринг

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Артур Конан Дойл - Сэр Найджел Лоринг
   Юмор
вернуться

Артур Конан Дойл

Сэр Найджел Лоринг

- Так оно и было, ваше высочество, когда я имел счастье увидеть это сражение. Принц рассмеялся. - Конечно, Роберт, нельзя же требовать, чтобы вы шли своим курсом, когда совсем рядом можно завоевать честь и славу. Однако теперь идемте, пожалуйста, с нами в Уинчелси: отец, я уверен, пожелает поблагодарить вас за то, что вы сегодня сделали.
    Но Роберт Ноулз покачал головой. - Я выполняю повеление вашего отца и без его приказа не могу от него отступить. Наши люди в Бретани в крайне тяжелом положении, и мне нельзя мешкать. Прошу, ваше высочество, если вам придется упомянуть перед королем мое имя, попросите его простить меня за то, что я прервал свой путь. - Вы правы, Роберт. Бог вам в помощь на вашем пути. Я тоже хотел бы плыть под вашим знаменем, потому что вижу: вы поведете своих людей туда, где они с честью завоюют славу. Может быть, еще до конца года я тоже буду в Бретани.
    Принц стал собирать своих измученных воинов, а люди с "Василиска" снова перелезли через борт каракки и спрыгнули на палубу своего суденышка. Они оттолкнулись от пленного испанца и подняли парус, устремив нос на юг. Далеко впереди виднелись два их товарища; они пробивались к месту сраженья, чтобы оказать помощь; а еще дальше по Проливу шла дюжина испанских судов, за которыми поспешало несколько кораблей англичан. Солнце уже почти касалось воды, а его низкие лучи горели на красных с золотом бортах четырнадцати больших каракк, на каждой из которых реял крест св. Георгия. Борта их высоко поднимались над горсткой английских судов, которые с развевающимися флагами, под звуки музыки медленно направлялись к берегам Кента.
    
    
    Глава XVIII
    КАК ЧЕРНЫЙ САЙМОН ПОЛУЧИЛ ЗАКЛАД ОТ КОРОЛЯ ОСТРОВА АКУЛЫ
    
    Полтора дня маленькая флотилия успешно продвигалась вперед, пока на утро второго дня, когда уже показался мыс де ла Аг, с суши не задул свежий ветер и не погнал суда обратно в море. Постепенно он перешел в настоящий шторм с дождем и туманом, и целых два дня англичанам пришлось пробиваться обратно. Утром следующего дня они оказались в месте, сплошь усеянном поднимавшимися из волн грозными скалами; справа по борту виднелся какой-то островок. Его окаймляли высокие красноватые гранитные утесы, за которыми тянулись ярко-зеленые травянистые склоны. Неподалеку лежали еще острова, поменьше. Шкипер Деннис взглянул на них и покачал головой. - Этот вот - Брешу, - сказал он, - а там, побольше, - остров Акулы. Случись мне потерпеть кораблекрушение, не хотел бы я угодить на этот берег.
    Ноулз внимательно осмотрел остров. - Да, шкипер, что верно, то верно. Место очень мрачное и опасное - кругом одни скалы. - Нет, я не об этом. Я говорю, что у людей на нем души почернее этих скал, - ответил старый моряк. - На трех судах нам ничего не грозит, а вот будь у нас только одно, они, уж точно, напали бы на нас с лодок. - А что это за люди? Как же они живут на таком жалком островке? Ведь на нем ничего нет, кроме ветра? - Они живут не с острова, а с того, что подбирают вокруг него в море, добрый сэр. Это всякий сброд из разных стран: кто скрывается от правосудия, кто бежал из тюрьмы, разные грабители, беглые рабы, убийц да дезертиры. Им удалось добраться до острова, и теперь они никого сюда не подпускают. У нас тут на борту есть один, он может порассказать о них, он побывал у них в плену. - И моряк указал на Черного Саймона, темноволосого человека из Нориджа, который стоял, опершись о борт, и мрачно глядел на мрачный остров. - Эй, парень, говорят, ты побывал в плену на этом острове? - спросил Ноулз. - Это правда? - Сущая правда, добрый сэр. Я восемь месяцев был слугой человека, которого они называют королем. Его зовут Ла Мюэтт, он с острова Джерси. Вот кого бы я больше всего на свете хотел повидать. - Он с тобой плохо обращался?
    Черный Саймон криво улыбнулся и стянул куртку. Вся его тощая мускулистая спина была исполосована белыми шрамами. - Он поставил мне на спину свою печать, - сказал Саймон, - поклялся, что сломит мою волю и подчинит себе, вот и старался. Да видеть-то мне его надо не поэтому, а потому что он проиграл мне заклад, и я хочу его получить. - Ты несешь какую-то околесицу. Что это за заклад и почему он должен тебе платить? - Дело-то пустяковое, - ответил Саймон, - но я человек бедный, и плата мне не помешает. Если нам придется зайти на остров, прошу вас, отпустите меня на берег, чтобы я мог стребовать то, что честно выиграл.
    Сэр Роберт Ноулз рассмеялся. - Занятная история, мне она нравится. А насчет захода на остров, так шкипер говорит, что им все равно надо на день задержаться, укрепить обшивку. Ну а если ты сойдешь на берег, ты уверен, что тебе позволят потом уйти? Да и увидишь ли ты этого короля?
    Лицо Черного Саймона просияло от жестокой радости. - Благородный сэр, если вы меня отпустите, я буду у вас в неоплатном долгу. А что до самого острова, так я знаю его вдоль и поперек не хуже, чем улицы Нориджа. Вы же видите, там места всего ничего, а я прожил на нем почти год. Мне бы только высадиться, как стемнеет, а в дом к королю я всяко попаду, и если он не помер или не рехнулся от пьянства, я сумею поговорить с ним один на один: я знаю его привычки и где его найти. Вот только если б со мной пошел лучник Эйлвард, чтобы хоть один человек мог прийти мне на помощь, если дело обернется скверно... Ноулз задумался. - Ты хочешь слишком многого. Клянусь Господом, ты и твой друг, насколько я знаю, - люди, которых мне никак нельзя потерять. Я видел, как вы дрались с испанцами, и знаю, чего вы стоите. Но все же я тебе доверяю, и если уж нам придется задержаться в этом проклятом месте, можешь делать, что задумал. А если ты меня обманываешь или придумал все это просто, чтобы сбежать, - да хранит тебя Господь, когда мы снова встретимся, потому что люди тогда тебе не помогут.
    Однако вскоре выяснилось, что надо не только проконопатить швы, но и набрать свежей воды на "Фому". Поэтому суда стали на якорь возле острова Брешу, где можно было найти ручьи. На этом островке людей не было, зато на другом, подальше, виднелась целая толпа, внимательно наблюдавшая за пришельцами. Она была вооружена - там то и дело вспыхивали отблески клинков. Какая-то лодка даже подплыла поближе к англичанам, чтобы все хорошенько рассмотреть, но быстро убралась восвояси, поняв, что они слишком сильны и трогать их нельзя.
    Черный Саймон разыскал Эйлварда под полуютом. Лучник сидел спиной к мастеру Бартоломью и, весело насвистывая, вырезал на луке девичье лицо. - Слушай, приятель, - позвал Саймон, - пойдешь со мной ночью на остров? Мне нужна будет твоя помощь. Ответ Эйлварда не заставил себя ждать. - Пойти с тобой? Клянусь правой рукой, мне давно охота снова ступить на добрую черную землю. Я ходил по ней всю жизнь, но только теперь, поплавав на этих проклятущих судах, понял, чего она стоит. Я сойду с тобой на берег, Саймон, и давай поищем баб, если они там есть; я, кажется, уже целый год не слыхал их голосков, а глазам моим до смерти надоели рожи вроде твоей или Бартоломью.
    На мрачном лице Саймона появилась улыбка. - Ты там увидишь только одну рожу, Сэмкин, и она тебя не слишком порадует, - ответил он, - наперед говорю, дело это нелегкое, ничего в нем не будет приятного, а если нас схватят, легкой смерти нам не видать. - Клянусь наручкой, - откликнулся Эйлвард, - я с тобой, болтун, куда б ты ни пошел. Хватит слов, мне надоело жить, словно кролик в норе. Я готов идти с тобой на это дело.
    В тот же вечер, часа через два после того, как стемнело, от "Василиска" отошла лодка. В ней были Саймон, Эйлвард и два матроса. Солдаты были с мечами, а у Черного Саймона за плечами висел коричневый мешок из-под сухарей. Он показал гребцам, как обойти опасные буруны, пенившиеся вокруг утесов, и вскоре лодка подошла к месту, где выступающий риф образовывал волнолом. За ним тянулся пояс спокойного мелководья. Там лодку вытащили на берег, матросы остались ждать, а Саймон и Эйлвард отправились по своему делу.
    Уверенно, как человек, отлично знающий, где он находится и куда держит путь, копейщик стал карабкаться по узкой, поросшей по сторонам папоротником расщелине в скале. Подниматься в кромешной тьме было нелегко, но Саймон упорно шел вперед, как гончая по горячему следу, а за ним, задыхаясь, но изо всех сил стараясь не отстать, поспешал Эйлвард. Наконец они оказались на вершине, и лучник в изнеможении бросился на траву. - Ну, Саймон, - признался он, - у меня не хватит дыханья даже на то, чтобы задуть свечу. Повремени немного, у нас ведь впереди целая ночь. Видать, этот человек - верный друг, что ты так спешишь его повидать. - Да уж такой друг, что мне и во сне не раз снилось, как я с ним встречусь. Ну, а теперь я его повидаю еще до того, как зайдет луна. - Была б это девка, я тебя понял бы, - ответил Эйлвард. - Клянусь всеми десятью пальцами, если б на этой скале меня ждала Мэри с мельницы или Кейт из Комптона, я тоже взбежал бы сюда и не заметил даже как. Но, послушай, там, в тени, видны дома и кто-то разговаривает. - Это их поселок, - прошептал Саймон. - Под его крышами живет сотня кровожадных головорезов, каких свет не видал. Слушай!
    В темноте раздался взрыв хохота и сразу за ним протяжный мучительный крик. - Господи, не оставь нас! - воскликнул Эйлвард. - Что это такое? - Похоже, к ним в лапы попал какой-то бедолага, как я когда-то. Или сюда, Сэмкин, они тут где-то торф выбирали - там можно спрятаться. Ага, вот здесь, только канава стала поглубже да пошире, чем раньше. Держись ближе; по ней мы доберемся к дому короля на бросок камня.
    И они поползли по темной канаве. Вдруг Саймон схватил Эйлварда за плечо и подтолкнул его к стенке, где было еще темнее. Скрючившись, они прислушались к шагам и голосам, раздававшимся на дальнем конце траншеи. По ней шли два человека. Немного не дойдя до того места, где затаились сотоварищи, они остановились. На звездном небе ясно вырисовывались их фигуры. - Что ты лаешь Жака? - спросил один из них на странной смеси английского с французским. - Le diable t'emporte! [Черт тебя побери! (франц.)] Тебе-то чего ворчать? Ты выиграл женщину, а я ничего. Чего тебе еще надо? - У тебя еще будет случай, когда придет другой корабль, а у меня уже все, mon garcon [Парень (франц.)]. Нечего сказать, женщина! Какая-то мужичка прямо с поля. Рожа вся желтая, как лапы у коршуна. А вот Гастону, который бросил девять против моих восьми, досталась такая красотка нормандочка - в жизни лучше не видал. К черту кости! А свою могу продать тебе за бочонок гасконского. - Вина у меня нет, но могу дать тебе за нее бочку яблок, - отозвался второй. - Я взял ее с "Петра и Павла", судна из Фалмута, что наскочило на скалу в бухте Крез. - Видно, твои яблоки не годятся для хранения. Так ведь и старуха Мэри тоже. Значит, мы квиты. Пошли, выпьем за сделку.
    И они, шаркая ногами, пошли дальше в темноту. - Слыхал когда-нибудь такую мерзость? - спросил Эйлвард, задыхаясь от ярости. - Ты слышал их, Саймон? Женщину за бочку яблок! А по той, другой, из Нормандии, сердце у меня прямо кровью обливается. Надо завтра же высадиться и выкурить этих крыс из нор. - Ну что ты! Сэр Роберт ни за что не согласится тратить время или силы, пока мы не придем в Бретань. - Да, вот если б мой молодой господин взялся за это дело, не прошло бы и дня, как все женщины на острове получили бы свободу. - Точно, - ответил Саймон, - он из тех, кто поклоняется женщинам, как эти помешанные странствующие рыцари. А вот сэр Роберт - настоящий солдат, он никуда не свернет от цели. - Саймон, - сказал Эйлвард, - здесь не больно светло, да и тесновато, но если ты выйдешь на открытое место, я покажу тебе, настоящий солдат мой господин или нет
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859